Бьюти-портрет: опыт съёмки с андреа беллузо

История ретуши

Истории манипуляции с изображениями столько же лет, сколько и самой фотографии. Еще в 1860-х годах (фотографии в то время было примерно 25 лет) развернулась дискуссия о ретуши и ее пределах между патриархом русской фотографии Левицким и президентом французского фотообщества Даванном. Точка зрения Даванна: фотограф может только «набросать» на негативе общий рисунок объекта съемки, а художники-ретушеры дорисуют все остальное. Левицкий возражал, допуская лишь техническую ретушь, заделку мелких точек и пятен.

Изначально фотография была бедным техническим родственником живописи и все приемы оттуда были автоматически перенесены на снимки. Первые фотографы часто были художниками, и дорисовывать кисточками необходимые детали поверх отпечатка было обычной практикой; фотографии раскрашивались вручную и оценивались по тем же критериям, что и картины. При съемках портретов ретушь была обязательным условием. В легендарном портретном ателье Надара в Париже работало 26 человек, 6 из которых были ретушерами. Франц Фидлер, немецкий портретист и теоретик фотографии, писал о конце XIX века, когда фотографии было всего сорок лет, так: «Предпочтением пользовались те фотоателье, которые наиболее усердно прибегали к ретуши. Морщины на лицах замазывались; веснушчатые лица целиком „очищались“ ретушью; бабушки превращались в молодых девушек; характерные черты человека окончательно стирались. Пустая, плоская маска расценивалась как удачный портрет. Безвкусица не знала границ, а торговля ею процветала». Ниже — слайд-шоу по материалам The Metropolitan Museum of Art.

От постановочных фотографий Эрнеста Эжена Аппера с «расстрелом парижских коммунаров» в 1871 до «иранских ракет» прошло полтора интенсивнейших века, поменялись способы изменения изображений, но стремление и необходимость манипулировать изображением остались. Один из самых выразительных примеров — обложка альбома Грейс Джонс «Island Life» (1985), сделанная великим Жан-Полем Гудом. Атлетичное тело певицы, которым восхищалось не одно поколение меломанов, на самом деле результат непростого процесса усовершенствования изображения. Что оно демонстрирует? Большое количество манипуляций с фотографией, ретуши и искажение образа женского тела

Очень важно помнить, что процессы обработки изображений всегда были рутиной, а то, что они стали более открытыми, — результаты прогресса, наступления информационного общества и доступности инструментов. Если рассматривать старые рекламные и журнальные фотографии, нельзя не заметить, как из-за технических средств (освещение, камеры, аналоговые инструменты) изображения часто становятся похожи на иллюстрации и явно не являются репрезентацией настоящего тела

О преподавателе

Михаил Панин (www.mikepanin.ru) — профессиональный фотограф, специализируется на фотосъемке людей. Его работы отличает тонкая и продуманная работа со светом. Не признает «световых схем», для каждой задачи использует уникальные световые решения.

Член Европейской Ассоциации Профессиональных Фотографов (FEP), обладатель Золотой Камеры «FEP Professional Photographer of the year-2014» (лауреат конкурса в категории «Портрет»). Член Союза фотохудожников России и Гильдии Рекламных Фотографов России. Его работы являются частью экспозиции ряда художественных галерей и множества частных коллекций в России и за рубежом. В числе многочисленных фотовыставок — Международный фестиваль коммерческой фотографии «Мастер» (2009 и 2013) и фотовыставка «101 photographers»,организованная журналом Vogue Italia (Милан, 2012).

Опытный преподаватель фотомастерства — с 2008 года проводит авторские курсы и мастер-классы. В преподавании руководствуется принципом «искусства без ремесла не бывает», поэтому учит своих слушателей вниманию к деталям и стремлению к техническому совершенству кадра.

После посещения фотоурока захотелось сказать «спасибо»! Спасибо с большой буквы, и как минимум два раза.

Первое — за подаренную нам красоту! Это удивительно, как на твоих глазах рождается уникальная по красоте, технически совершенная картинка.

Второе — за трезвость, за понимание, наконец, что нужно двигаться в профессию осмысленно, серьезно и без излишних иллюзий.

И еще спасибо за щедрость, с которой Мастер делился знаниями, приемами и интересными историями. Это дорогого стоит. Спасибо Мастеру!

Наталья Баева | 2015-04-24    []

Добрый день, уважаемые.

Учился на большом курсе по работе со светом, научился многому, потренировался в набивании шишек в фотографии 🙂 Но, как говорится, повторение — мать учения… И повторять я иду к тому, кто действительно преподает, а вернее, дает знания! Вот на этом уроке Михаил опять удивил, дав гораздо больше, чем просто бьюти-съемка! После урока опять появился смысл в голове, который достаточно легко растерять, пытаясь стать креативным фотографом, не постигнув еще ремесла 🙂

Если вы хотите, чтобы ваше развитие как фотографа шло по очень крутой наклонной вверх, то не тратьте деньги на студии и эксперименты, а учитесь у тех, кто набил все шишки и достиг мастерства. Это экономит время, деньги, а главное — дает результат. Лично я в мае обязательно присоединюсь к творческой мастерской для выпускников.

Вот и все, господа. Все как в песне: «Думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь» 🙂

Alexander Vetstein | 2015-04-24    []

Если Вам понравился этот фотоурок, то мы будем рады, если Вы поделитесь им со своими друзьями в социальной сети:

Тематические уроки по фотографии:

  • Снимаем видеообзор на продукт заказчика. Бесплатный урок
  • Портрет частного заказчика. Тонкости обработки
  • Бэкстейдж. Видеосъемка и монтаж для начинающих
  • Делай сам: 3 суперспособности фотографа
  • Приручи музу: как вырваться из шаблонных съемок

Погоня за идеальной картинкой

Мы надеваем компрессионное белье или драпируемся в Rick Owens, увеличиваем грудь пуш-апом, имитируем эффект выгоревших на солнце волос, придаем коже сияние светоотражающим тональным кремом и надеваем 14-сантиметровые каблуки (или их персональный эквивалент). Иными словами, мы трансформируем свой внешний вид, чтобы транслировать в окружающую среду личное высказывание, позицию, взгляды — или их отсутствие. Где в таком случае больше проступает наша индивидуальность: когда, приняв тысячу микроизменений от формы ногтей до оттенка помады, мы являемся на торжественную вечеринку, или следующим утром, когда просыпаемся растрепанные, без макияжа и со следами похмелья на лице? Никому не придет в голову упрекать девушку за использование удлиняющей туши и требовать снять каблуки, чтобы не искажать рост — это принятая обществом игра, правила которой всем хорошо известны. А где тогда этическая разница, замазан прыщ тональным средством или кистью в графическом редакторе?

В обработке изображения можно выделить два смежных этапа: первый — производственная необходимость, часто неотъемлемая часть создания цифрового изображения, а второй  — щекотливая территория эстетических решений. Дело в том, что со времен аналоговой фотографии ничего особенно не поменялось. Цифровому изображению так же необходима «проявка», как и пленочному кадру. Только на смену аналоговой фотолаборатории с реагентами пришел Adobe Photoshop и другие графические редакторы. На этапе такой «цифровой проявки» (конвертации RAW-файла в изображение) можно отрегулировать яркость, контраст, тональность, насыщенность, резкость и другие параметры снимка. Нужно понимать, что в данном случае пиксели, из которых состоит изображение, остаются на месте, а регулируются лишь их свойства. Это не влияет на содержание изображения, хотя игра света тоже способна визуально преобразить картинку. Красноречивый пример — фотография Пола Хансена, победителя World Press Photo — 2013, где не был сдвинут ни один пиксель, но драматическая «проявка» изображения вызвала бурные дискуссии насчет ее допустимости.

Фотография из Elle Ukraine (июнь 2013), отретушированная Bespoke Pixel

 Однажды одного из авторов этого текста попросили заменить ногу с гипсом (почти во всю ногу) на зеркальное отражение здоровой 

 Рекламная кампания Christian Dior как пример большого количества ретуши

Первый вывод: милые дети в рекламе зубной пасты, репортаж из горячей точки, певица на обложке желтой прессы, каталог одежды, съемка знаменитости «без фотошопа» — все фотографии в медиа как минимум были подвержены «цифровой проявке» (как части постобработки). Это нормально. Насколько кардинальные изменения претерпело изображение в дальнейшем — уже частная история. Но ни в коем случае не стоит путать художественную интерпретацию световой информации («цифровую проявку») с попыткой механически изменить кусок реальности, отлитый камерой в цифровые пиксели (фотоманипуляция). По большому счету, и обработка, и ретушь фотографии являются продолжением истории трансформации исходных данных для формирования желаемого образа. Единственная — но острая — проблема заключается в том, что в силу новизны инструментов ретуши (того же Adobe Photoshop), их доступности и обманчивой легкости граница допустимого улучшения еще не проработана. Негласный этический кодекс только формируется, зачастую путем судебных исков, громких заявлений, маленьких смелых революций и бесконечной череды ошибок.

Программа урока по фотографии

Программа урока включает в себя теоретическую (30-40 минут) и практическую часть (3-3,5 часа).

  • понятие фотосъемки в высоком ключе (high-key, светлая тональность);
  • светотеневой рисунок и контраст при портретной съемке в высоком ключе;
  • рисунок бликов и рисунок теней;
  • необходимое фотографу оборудование (источники света, светомодификаторы, светофильтры и т.п.);
  • настройки фотокамеры для съемки (диафрагма, выдержка, светочувствительность и баланс белого);
  • настройки студийного оборудования для съемки, синхронизация;
  • использование необычных источников рисующего света;
  • выбор модели для beauty-съемки;
  • подготовка модели к съемке, работа с визажистом;
  • постановка модели в кадре;
  • постановка света и beauty-cъемка модели в высоком ключе (2-3 световых решения);
  • использование цветных фильтров и «спецэффекты» при съемке в светлой тональности;
  • рисование тенями при съемке в светлой тональности;
  • портфолио-ревю и ответы на вопросы слушателей;

Стандарты и тенденции в современной ретуши

Если коротко — жестких или конкретных стандартов нет да и по определению быть не может, потому что сама эстетика крайне субъективна. Однако существуют негласный уровень индустрии, стили обработки и общие тенденции, которые находятся в постоянной динамике. Вот пять разных фотографий: реклама Lancôme Visionnaire, снятая Марио Тестино, Мариакарла Босконо в объективе Лины Шейниус для AnOther Magazine, «Gloss» Сольве Сундсбо для Love Magazine, кадр из серии Юргена Теллера для Love Magazine и снова МакМенами в съемке Magazine Antidote. На всех снимках — топ-модели, снятые известными фотографами, и, несмотря на разительные стилевые отличия, каждая съемка являет собой пример грамотной постобработки, потому что соответствует своей отдельной задаче, а правки, внесенные при ретуши, так или иначе соответствуют образу женщины в медиа.

Несмотря на то, что в большинстве технических заданий для ретушера глянцевых съемок содержатся пункты «сделать худее», «убрать складки» (тела или одежды) и «омолодить», можно отметить тенденцию сохранения естественности, индивидуальности и недеструктивной ретуши. На наш взгляд, этот процесс вполне закономерен. Во-первых, с изобретением Adobe Photoshop в начале 90-х в руки человечеству попал инструмент, с помощью которого за минуты можно было достичь того, что раньше делалось в фотолаборатории месяцами. Метафорично выражаясь, ретушеры вели себя как туристы, впервые попавшие к шведскому столу и без разбора сметающие еду. Сейчас специалисты по постобработке, «наевшись» возможностями графических редакторов, сдувают с носогубных складок пылинки вместо того, чтобы их замазывать.

Во-вторых, изменяется отношение к возрасту: относительно скоро на пенсию уйдет самое богатое поколение за всю историю существования США, и вот тогда на его представителей обратят внимание производители товаров, потом подтянутся и медиа. Прекрасная иллюстрация — последняя рекламная кампания Марка Джекойбса с участием 64-летней Джессики Лэнг

Что-то похожее происходит с технологичным сектором: CEO стартапов становятся практически рок-звездами, а Vogue снимает и и приветствует игнорируемую ранее публику, знаменующую новые рынки, рекламодателей, влияние и деньги.

Вверху: Лили МакМенамив Magazine Antidote; внизу: Мариакарла Босконо для Another Magazine

В-третьих, люди предпринимают все больше попыток контролировать буйство фотошопа; даже World Press Photo, будучи журналистским конкурсом, с 2009 года внесли обтекаемую формулировку об обработке и успели за это время отстранить пару победителей (хотя если нас и ждет регулирование объема обработки изображений в медиа, его можно ожидать в виде какой-нибудь предупредительной надписи на обложке журнала). Великобритания, например, занимается этим давно и самостоятельно: на сайте ASA можно пожаловаться на неправдоподобную рекламу. Пока это приводит к странным результатам: American Apparel запрещают к показу, а Дэвида Бэкхэма в трусах — нет. Запрещенные рекламы косметики рассматривать интереснее. В 2009 году «изъяли» рекламу крема Olay c Твигги. В 2012-м — туши Dior с Натали Портман, об этом интересно почитать резолюцию ASA с заявлением самой компании: «Рекламное изображение не переступило порог ожиданий потенциального потребителя продукта. Оно стилизовано таким образом, чтобы подчеркнуть роскошный имидж туши Diorshow Mascara. Более того, сами потребители ожидают, что в съемке бьюти-продуктов используется профессиональный стайлинг и фотосъемка. К цифровой ретуши прибегли только в верхнем ряду ресниц — прежде всего, чтобы увеличить длину и изгиб некоторых ресничек и заполнить промежутки на месте поврежденных ресниц для создания цельного образа. Что касается непосредственно толщины и естественного объема ресниц, то здесь к фотошопу прибегли лишь минимально». Отдельно заметим, что жалобу подал концерн L’Oréal, который является рекордсменом по забаненным рекламам: 2011 — Maybelline с Кристи Тарлингтон (41 год) Lancôme с Джулией Робертс (43), 2012 — крем L’Oréal с Рейчел Вайс (41).

Ссылка на основную публикацию